Все новости
Новости
6 Апреля 2019, 12:20

Мечтал победить Америку, а пошел в науку

В первое воскресенье апреля в России отмечается День геолога

В первое воскресенье апреля в России отмечается День геолога
В преддверии праздника наш корреспондент побеседовала с одним из ведущих специалистов ПАО НПП «ВНИИГИС», кандидатом технических наук Александром Потаповым.
- Александр Петрович, какова предыстория выбора вами профессии?
- Моя мама - физик. Она сказала: «Физику надо учить»! Тогда я тоже так думал. Казанский университет был пятым по рейтингу, а физический факультет - одним из лучших в стране. По сути, физика - это основа геофизики, так что учеба стала отличной базой для моей дальнейшей профессиональной деятельности.
- Как начинался путь в науку?
- После окончания института я по распределению приехал во ВНИИГИС, в лабораторию индукционного каротажа. Атмосфера поиска и открытий сразу увлекла меня. Принимал участие в создании аппаратуры, которая работает при двухстах градусах -- это очень серьезное достижение по тем временам.
В 1986 году поступил в аспирантуру. Потом перешел в отдел теории каротажа, которым руководил Леонид Кнеллер. То, что мы разрабатывали, делалось впервые в России. Создавали новые подходы к решению задач.
Новые разработки были связаны с доктором технических наук Владиславом Сидоровым. Позже под руководством Виталия Даниленко в отделе программно-управляемой аппаратуры занимались внедрением серийной аппаратуры в России и за рубежом. Эта работа отмечена премиями Газпрома и Правительства Российской Федерации.
- Как чувствуют себя геофизики ВНИИГИС в мировом научном сообществе? Конкурентоспособны ли их разработки?
В последние годы на Ближнем Востоке появился большой интерес к нашим исследованиям, нашему оборудованию. Сейчас мы заключаем договор с BakerHughes. В начале двухтысячных мы впервые вышли в Китай. Познакомились с технологиями местных и зарубежных фирм, изучили существующие требования. Нам нужно было сделать аппаратуру, программное обеспечение, методику интерпретации, которые соответствовали бы мировым стандартам. Мы сумели.
Страны Ближнего Востока интересны ведущим мировым компаниям. Чтобы там был спрос на нашу продукцию, мы должны превзойти их.
Беда провинциальных городов в том, что мало контактов с зарубежными фирмами, у нас не проводятся серьезные конференции. Заключая международные контракты, мы ориентируемся на мировой уровень.
- Какие еще существуют проблемы науки в современном мире?
- Не таких условий, как при СССР для молодежи, финансируется только открытие, а не его поиск. Мы изготавливаем аппаратуру и методики, которые уже прошли испытания. Но наука должна позволять человеку делать то, что не получается. Отрицательный результат - это тоже результат, в дальнейшем он позволит избежать ошибок.
В крупных компаниях закладывается определенная часть прибыли на научные изыскания. У нас такой возможности нет. Будем надеяться, что кто-то из партнеров заинтересуются дальнейшей работой с нами и выделит средства на новые разработки. Мы все-таки не сборочный цех, а научное учреждение. А наука - это, прежде всего, новые идеи, создание уникальных разработок.
- Что для вас работа?
- Работа для меня - все. Я даже книги читаю не художественные, а научные. Постоянно что-то изучаю. Готовлюсь к защите докторской диссертацией: написал ее, прошел предварительную защиту...
- Вы довольны своей жизнью? О чем мечтаете?
- Когда был маленьким, мечтал победить Америку. А сейчас мечтаю, чтобы нам никто не мешал. Когда мешают, то приходится заниматься глупостями вместо нормальных дел.
Я доволен своей жизнью, своим делом, рад, что все сложилось именно так.
- Ваша жизнь неразрывно связана с ВНИИГИС. Что вы думаете о настоящем и будущем института?
- Я благодарен судьбе за то, что мне повезло попасть во ВНИИГИС. В Советском Союзе институт имел высокий рейтинг. Здесь начинали многие уважаемые ученые: Георгий Гогоненков, Евгений Чаадаев, Юрий Гулин, Владислав Сидоров, Александр Сидорчук, Леонид Кнеллер. Мы успели узнать их. Средний возраст был 38 лет: все энергичные, устремленные, глаза горели, а жизнь кипела. Потом началась новая эра, численность института сократилась в несколько раз.
Много раз мы был на грани краха, но вставали на ноги. Образовывались малые предприятия, со временем они совсем отделялись: ООО НПФ «АМК Горизонт», ООО НПФ «Пакер», ООО НПФ «ВНИИГИС-ЗТК» и другие. Все потому, что был создан надежный фундамент, благодаря чему ВНИИГИС остается на плаву. Конечно, у института есть и новые разработки, методы (например, импульсные радиоактивные, импульсные электромагнитные, межскважинное просвечивание). Но основа была сформирована еще тогда. А молодежь подхватила, успешно развила технологии. Таких институтов, имеющих традиции, практически не осталось в стране.

Досье “ОН”
Александр Потапов посвятил науке сорок лет. Почти пятнадцать из них возглавляет лабораторию отдела программно-управляемой геофизической аппаратуры. Один из немногих в России профессионалов, которые специализируются на моделировании и развитии методики интерпретации материалов электрических и электромагнитных методов каротажа.
Автор и соавтор 150 опубликованных научных работ, шести изобретений, восьми полезных моделей. Награжден юбилейным знаком «300 лет горно-геологической службе России» (2006 г.), Почетной грамотой Министерства природных ресурсов РФ (2009 г.).